Медицинский центр

Лиц МЗ МО ЛО-50-01-007875 от 21.07.2016

Выберите филиал медицинского центра

Филиал Мытищи

Написать в WhatsApp

Телефон горячей линии
+7 (499) 110-09-03
КРУГЛОСУТОЧНО
АНОНИМНО

Медицинский центр
Выберите филиал медицинского центра

Филиал Мытищи

Написать в WhatsApp

Телефон горячей линии
+7 (499) 110-09-03
КРУГЛОСУТОЧНО
АНОНИМНО

Медицинский центр

Написать в WhatsApp

Есть ли жизнь после энцефалита?


О такой болезни, как энцефалит, я слышал много раз еще в детстве. В основном, от родителей и учителей, которые предупреждали об опасности, которую несут в себе укусы клещей. В любой поход на природу меня снаряжали как полярника — все тело должно быть закрыто одеждой, а после возвращения домой нужно было внимательно себя осмотреть. Что интересно — ни один клещ на меня так и не позарился. А энцефалит пришел оттуда, откуда его никто не ждал. В 30 лет я заболел ветрянкой. Врач меня предупредил об обязательном соблюдении постельного режима и других условий, при которых у меня будет больше шансов выйти из этой болезни с минимальными потерями.

Но я даже мысли не допускал, чтобы какой-то детской болячке удалось запереть меня в спальне и уложить в койку. И я был прав: она уложила меня в отделение интенсивной терапии.

Между тем и этим светом.

Спустя несколько дней после того как на теле появились «ветряночные» пузырьки, мне стало хуже. Было ощущение, что череп распиливают тупой пилой, а тело выходит из-под контроля. Сначала руки, ноги, лицо вдруг начало сводить судорогами, после которых меня еще долго била странная дрожь. А затем постепенно мышцы перестали подчиняться мне – я не мог даже поднять руку, чтобы дотянуться до бутылки с водой. А если дотянуться удавалось, пальцы не могли взять ее, и я бессильно хватал воздух.

Есть ли жизнь после энцефалита?На мою удачу у меня с родителями всегда были прекрасные отношения, и они быстро забеспокоились, когда я не ответил на два их звонка. А я не мог удержать в руке телефон и только молился, чтобы отец и мать поняли: со мною случилось что-то неладное.

Родителям пришлось открывать дверь своим ключом. Моя жена была в командировке, а я уже не мог встать с постели. Откуда-то, словно издалека, я слышал голос мамы, как она вызывала неотложку, как меня укладывали на носилки, и уже окончательно лишаясь сознания, отметил гудение лифта. Что было потом, знаю только со слов родителей и жены, которая прилетела первым же рейсом. Наиболее тяжелое состояние, когда я даже не узнавал родных, продолжалось 4 дня. За это время болезнь основательно изменила меня.

Я утратил способность чувствовать что-либо кроме примитивных желаний – есть, пить, спать. По мере того как врачи отмечали все более явные признаки моего физического восстановления, моя психика свидетельствовала об обратном. Мои чувства претерпели противоположные изменения — теперь я стал чувствовать все, что только можно. 
Я мог впасть в глубочайшее уныние и даже заплакать, если жена недостаточно убедительно спросила у меня о моем самочувствии. Мне это казалось фальшью, и я начинал всерьез думать, что я ей больше не нужен, и о том, как мне жить дальше. 
Нередко я себя накручивал до того, что, увидев жену, не сразу понимал, что она здесь делает: мы же давно развелись, и она бросила меня.

Я стал соблюдать странные ритуалы. Например, если моя зубная щетка оказывалась повернутой к стене щетиной,  я не мог больше ничем заниматься, пока не поворачивал ее в обратную сторону. Или, проводив жену на работу, мне нужно было ровно три раза вернуться к входной двери и проверить, запер ли я ее. Двух раз было недостаточно. А четыре раза — слишком много. И если я просчитывался, то затем сходил с ума от внутреннего напряжения: считать ли мне четвертый раз как первый и проверить дверь еще два раза или же начать отсчет заново. После нескольких таких эпизодов я привык носить в кармане домашнего халата или рубашки небольшой блокнот, в котором ставил палочки. Да, я считал свои ритуальные походы к двери….

И, конечно, больно била по самолюбию «мужская несостоятельность». Болезнь, продолжительный постельный режим, тонны лекарственных препаратов и бог весть что еще сделали меня импотентом. Остатками здравого смысла я понимал, что жена –  молодая здоровая женщина, долго она не станет терпеть импотента в своей постели. А может, уже и не терпит и развлекается на стороне? Одним словом, моя нормальная жизнь осталась там – до энцефалита. Но удачу принес (кто бы мог подумать!) мой блокнот.

Увидев его как-то, жена поинтересовалась, что я в нем записываю. Изучив «частокол», отмечающий завершение каждого ритуала, она долго молчала. И затем попросила меня сходить вместе с ней к врачу.

И я пошел.

Так бывает ли жизнь «после»?

Сейчас я могу однозначно ответить «да». Бывает, и ничем не хуже прежней. По крайней мере, из этой клиники я вышел, собранный в единое целое. Меня сделали человеком, который снова способен трезво мыслить, критически оценивать ситуацию, понимать сказанное собеседником и не строить диких предположений на основании домыслов и бредовых идей. Я мало смыслю в психологии и реабилитации, поэтому могу только отметить качество результата: я наконец-то рад тому, что выжил.

Но я смыслю в кое-чем ином. На одной из консультаций с врачом я признался, насколько меня беспокоит моя половая слабость. Удивительно, но оказалось, что для таких болезней, как энцефалит, – это, можно сказать, нормальное последствие. И оно могло бы давным-давно пройти, не оставив следа, если бы не моя зацикленность на импотенции.

Рад сообщить, что для восстановления мужского тонуса было достаточно нескольких сеансов с психотерапевтом. Конечно, некоторые сложности были, и, как назло, они случались в самые интимные моменты, но этот барьер уже взят и проблемы остались позади.

Я действительно рад тому, что выжил. Но еще больше рад, что жизнь теперь не ограничивается способностью дышать и принимать пищу. Она снова становится интересной и наполненной смыслом.

Вызвать врача на дом

Заполните пожалуйста все поля.

Вызвать врача на дом

Спасибо. Мы свяжемся с Вами в самое ближайшее время