г. Москва, Угловой переулок дом 27,    8 (499) 110-09-03
г. Мытищи, улица Рабочая дом 6,    8 (499) 110-09-03
Лицензия Министерства Здравоохранения МО ЛО-50-01-007875 от 21.07.2016

«Если бы человек мог взять себя в руки, он бы взял…»

Дмитрий Александрович Фенчук – врач-психотерапевт в МЦ «Корсаков». Дмитрий Александрович Фенчук – врач-психотерапевт в МЦ «Корсаков». Получил среднее специальное медицинское  образование фельдшера в медучилище, затем высшее в Гродненском медицинском институте. После обучался в медицинской академии последипломного образования и в Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Прошел гештальт-программу и другие образовательные психологические семинары.

В интервью Дмитрий Александрович рассказывает о частой причине тревожных состояний человека и о том, что делать, если вы заметили их у близкого вам человека.

Как вы пришли в медицину?

В медицину я пришел спонтанно. Мне было 15 лет, мой друг поступал в медучилище, и я решил пойти с ним за компанию. Он не поступил, а я прошел. И мне понравилось. Потом уже и не представлял, что я могу быть кем-то другим.

С какими сложностями чаще всего сталкиваетесь?

Основная сложность в жизни – это человек. Если человек приходит к психотерапевту, его жизнь явно идет не так, как ему хочется или как ему нравится. И чаще всего психотерапевт – это такой последний этап перед бессилием, неуправляемым состоянием. Как сказал мне вчера один мой пациент: «У меня есть два варианта: либо психотерапевт, либо в окно выйти. Если вы мне не поможете, я не знаю, как дальше жить». И самая большая проблема в этом всем – что человек приходит, и ему очень сложно объяснить, что то, что с ним сейчас происходит – это результат того, как он жил до этого, как он управлял своей жизнью, строил ее. И чтобы результат был другой, нужно сначала осознать, что ты сделал не так, а потом научиться поступать по-другому. Большинство же людей у нас настроены на то, чтобы делать все то, что они делали раньше, но чтобы результат был другой. Мотивировать людей на перемены в себе – сложнее всего. Люди очень цепляются за свои старые схемы, модели поведения, хотя те приводят их к несчастью.

И вторая сложность в том, что люди не хотят принимать ответственность за происходящее с ними. У них виновато государство, пьющий муж, обстоятельства и прочее. Не хочется никому признавать, что это они выбрали такого мужа, что они могут сменить государство, профессию.

С какими расстройствами чаще всего обращаются в клинику?

Сейчас ко мне чаще всего обращаются с тревожными и тревожно-депрессивными расстройствами, зависимостями, семейными проблемами (чаще всего под ними тоже стоят тревожные состояния), хроническими неизлечимыми заболеваниями (и здесь тоже в основе тревожность).

Изменились ли проблемы людей за последние десять лет?

Десять лет – срок достаточно небольшой для выводов. Но все же в нашем обществе растет количество тревожных расстройств, а потом, как их развитие, часто и депрессивных. Это во многом следствие того, что большинство людей (которым сейчас 40–60 лет) начинали свою сознательную жизнь в стране, где будущее было достаточно обрисовано. На данный момент жизнь нестабильная, мало кто может понимать, что будет с ним в будущем. Мы можем надеяться, планировать, но мир так быстро меняется. Видимо, это ощущение нестабильности, разрушение базиса делает людей неуверенными в себе, в завтрашнем дне, не дает ощущения, что кто-то им поможет. Людям не на что опираться. И таких тревожных состояний становится все больше. И скорее всего их будет еще больше. Мир все больше ускоряется и меняется.

Можно ли с такими расстройствами справиться самостоятельно, без специалиста?

Самая большая проблема здесь в слове «справиться». Получается, что я пытаюсь справиться сам с собой, со своими чувствами. Моя тревога и отчаяние – это мои чувства. В этих условиях прикладываются усилия, чтобы победить самого себя, и в итоге человек испытывает все больше давления и тревоги. Тут вопрос не в «справиться». Человеку нужно скорее помириться с собой, потому что за любой проблемой стоит внутренний конфликт. У кого-то получается сделать это самому, но чаще это напоминает женщину, которая пытается накраситься без зеркала. Теоретически возможно, но долго и результат обычно не очень.

Как себя вести родным, если их близкий страдает от тревожного расстройства?

На самом деле – не давить. Быть рядом, заботиться и подсказывать, что нужно что-то делать. Практика показывает, что люди с тревожными расстройствами редко верят, что в будущем будет что-то хорошее. И это тоже часть болезни. Человека нужно уговаривать и направлять к врачу: «Давай попробуем, давай посмотрим». Не надо давить и говорить «возьми себя в руки» – если бы он мог, он бы взял. Если он такой «размазанный», если у него панические атаки, то его ужас выше сознания, он не может его подавить силой мысли или силой воли. Тут совсем другие лечебные мероприятия. Рядом с больным нужно быть спокойным, понимающим и направлять его к доктору.

Главная | Контакты | Вакансии | Клиника "КОРСАКОВ" видео | Карта сайта | 3D Тур по клинике | Родственникам | Пациентам | Отзывы | Информированное согласие


Лицензия Министерства Здравоохранения Московской области ЛО-50-01-007875 от 21.07.2016